Статья в сборнике
Исследовательская культура: проблемы терминоведения: Материалы III конференции молодых ученых Северо-Запада Российской Федерации / Под общей редакцией доктора экономических наук, профессора, академика РАЕН И. И. Лютовой, доктора педагогических наук, профессора Т. В. Лодкиной. – Вологда: ВИБ, 2008. – С. 143-150.

Тематика «круглого стола» в рамках конференции определяет новым терминам два предназначения. Первое состоит в том, чтобы обозначать новые понятия, служащие отражением новых реалий. Второе – в том, чтобы адаптироваться в языке, обеспечивая тем самым вхождение понятий в мыслительный и языковой обиход. Это разделение есть не что иное, как одно из многочисленных проявлений сложной лингвистической проблемы – взаимоотношения текста и дискурса.


В самом широком смысле под текстом (от лат. textusткань, соединение слов) принято понимать связную последовательность знаков [6], являющуюся продуктом речевой деятельности [8]. Иными словами, текст представляет собой речь, так или иначе запечатленную [11] в целях сохранения ее подлинности и буквальности [10], зафиксированную на тех или иных носителях.

Понятие дискурса существенно моложе, оно вошло в употребление менее полувека назад. Этимология слова восходит к латинскому discere (лат. блуждать) [6], и в то же время к discour (фр. речь) [12], что само по себе уже отождествляет речевую деятельность, говорение – с блужданием, то есть, с неким движением по непрямой или случайной траектории. Дискурс представляет собой речь, взятую во взаимодействии с экстралингвистическими факторами, в социальном контексте. Таким образом, дискурс, как и текст, тоже может рассматриваться в качестве зафиксированной речи – но как феномен не только лингвистический, но и социальный. Иными словами, разница между текстом и дискурсом примерно такая же, как между говорением и деланием. С учетом, однако, того факта, что говорение тоже представляет собой особый род социального действия: когда мы что-то говорим, мы тем самым что-то делаем.

Иллюстрацией различия между двумя указанными явлениями может служить семантика слова высказывание. С одной стороны, это отглагольное существительное обозначает действие – процесс, акт высказывания, вербализации, проговаривания какой-либо мысли. С другой стороны, это результат такого рода действия. И если во втором случае речь идет о высказывании, как о тексте, то в первом – как о дискурсе: высказывание осуществляется под воздействием тех или иных социальных факторов и само выступает в роли такого фактора.

Рассмотрим далее, как в указанном двояком характере высказывания проявляет себя феномен термина. Лексема термин этимологически связана с terminus (лат. предел, граница) и означает понятие, используемое в специальной области. В отличие от общеупотребительных слов, термин однозначен (в рамках одной области; он может использоваться также и в нескольких) и не экспрессивен [2; 3; 4]. Кроме того, слово, выступающее в качестве термина, как правило, в той или иной мере содержит явное указание на содержание, которое термин обозначает. Исходя из этого, совокупность терминов одной области, терминологический аппарат, может быть определен как набор стилистически нейтральных лексем, семантика которых четко ограничена, является инвариантной, смежной и в совокупности представляет собой некое единство смыслов, которыми оперирует конкретная научная дисциплина или область практической деятельности. Терминология (или терминологический аппарат) представляет собой ядро тезауруса - знаковой системы, предназначенной для отражения всей совокупности смыслов конкретной научной или практической сферы [4; 7] – помимо собственно терминов, в тезаурус входят общефилософские понятия и общеупотребительные слова, имеющие свое преломление в рамках дисциплины.

В составе текста термины несут на себе смысловую нагрузку, которую можно назвать опорной: они отвечают за специальную составляющую сообщения, отражают именно те смыслы, которые делают текст принадлежащим к той или иной специальной сфере. Другая важная функция терминов в текста заключается в том, что они обеспечивают предметность суждения. Их четко очерченные смысловые границы позволяют прочертить границы самого предмета сообщения в целом, без чего научный текст просто не может считаться таковым.

В пространстве дискурса функции термина прежде всего коммуникативны: они служат реализации цели высказывания (в данном случае, действия – высказывания мысли, то есть, передачи определенного содержания от говорящего слушающему). Термин формализует понятие и делает его предметом передачи, говоря по-другому, «упаковывает» смыслы в формат, пригодный и удобный для транспортировки. Движение от понятия к термину есть движение от индивидуального частного понимания к отчужденному (и безличному) всеобщему. Однозначность термина уменьшает объем и, как уже отмечалось, делает четкими границы отражаемого им понятия, тем самым обеспечивая необходимую точность передачи смысла.

Другой не менее интересной функцией термина в дискурсе является фиксирование статуса говорящего. Знание и понимание терминологии в какой-то мере свидетельствует о знании и понимании самого предмета. В этом смысле адресант сообщения, уместно и адекватно использующий специальную терминологию, как бы подтверждает слушающим свой статус, свое владение предметом разговора, и право обсуждать его. Здесь термин выступает как код. Однако, слово код мы используем здесь не как лингвистический термин, а в более широком значении – как код доступа, или пароль для вхождения в пространство дискуссии. Данная функция имеет особую значимость не только в научном, но и в образовательном дискурсе: использование термина является знаком того, что учащийся, например, усвоил материал.

Возникновение любого термина обусловлено коммуникативной ситуацией, в которой присутствует ряд условий. Первым из них является само наличие новых смыслов и социальная потребность в их формализации. Во всякой развивающейся области деятельности новые смыслы рождаются постоянно, темпы и масштабы этого процесса пропорциональны динамике развития всей области. Тем более это характерно для науки – продуцирование новых смыслов составляет ее миссию в обществе. Можно сказать, что наука, с одной стороны, создает новое семантическое пространство и с другой – осваивает его же посредством вербализации, в том числе конвертируя в термины. Вторую составляющую этой миссии сфера науки делит со сферой образования. И здесь трудно переоценить роль педагогики, и как сферы практической деятельности, где транслируются порожденные в научном мире новые смыслы, и как науки, предметом которой выступает образование.

Еще одним важным социальным условием возникновения новых терминов выступает интенсивность процессов информационного обмена внутри научного сообщества. Сами эти процессы и их причины, от развития коммуникационных технологий до коммерциализации науки, могли бы послужить темой отдельного исследования. Здесь же мы ограничимся лишь констатацией: сегодня во всех сферах многократно увеличилось и продолжает расти количество передаваемых и сохраняемых текстов. Они содержат новые смыслы, для отражения которых нужны новые термины, как об этом говорилось выше.

Третье условие появления новых терминов лежит в области собственно лингвистики – это наличие подходящего лексического материала, «сырья» для создания терминов. Новые исходные лексемы для терминов редко изобретаются внутри родного языка, гораздо чаще они заимствуются из других языков, как живых, так и мертвых. Традиционно источником этого вида ресурсов для всех языков индоевропейской семьи служат древнегреческий и латынь. В относительно новых отраслях знания, например в сферах технологий коммуникации (как в инженерно-техническом аспекте – коммуникационных, так и в социальном – коммуникативных) все больше исходных слов для терминов заимствуется из американского английского. Причем, такое заимствование языкового материала для образования терминов осуществляется в последнее время не только из стилистически нейтральных слоев лексики. Источником терминологии ныне могут служить даже сленг и разговорная лексика. Например, содержание сайта в профессиональной среде разработчиков принято называть контентом (от англ. content), в русский язык это слово пришло из английского сначала в разговорную практику сетевых сообществ, и только потом приобрело функции термина (пока в практической сфере). Такая же судьба постигла первоначально жаргонные слова оффтопик (англ. off topic), флейм (англ. flame) и флуд (искаж. англ. flood, произносится [флад]).

Вхождение в язык новых терминов сопряжена с рядом трудностей. Прежде всего, это трудности точного и адекватного перевода. Слова, естественные для одного языка, вписывающиеся в его фонетический строй, зачастую оказываются совершенно неудобопроизносимыми и неудобочитаемыми на другом. Эта проблема ставится многими исследователями. В частности, мы уже писали о данной тенденции применительно к выполняющим в большинстве контекстов терминологические функции лексемам паблик рилейшнз и продакт плейсмент.

Однако, говоря о проблемах адаптации новой терминологии в языке и мышлении, нельзя не упомянуть и о трудностях иного порядка. Они не столь очевидны, как затруднения с переводом, но, на наш взгляд, еще более значимы. Это проблема организации понимания, как всецело языковая проблема, как ее рассматривал Г.-Г. Гадамер [1]. Изобретать новые слова просто, существенно трудней – обеспечить их необходимой семантикой в контексте социальной коммуникации, то есть, заставить их выполнять именно те функции, которые возлагаются на них адресантом, субъектом дискурса. Иными словами, одно дело сказать, другое – быть понятым, и третье – целенаправленно организовать понимание, обеспечивая тем самым вхождение нового слова в речевой обиход. Нарушение этой цепочки приводит к коммуникативным разрывам, когда то, что сказано одним человеком, другими или понято неверно, или не понято вовсе.

И последнее. Рассматривая становление новой терминологии, нельзя обойти вниманием и обратный процесс, который можно обозначить как детерминологизацию. Это «возвращение» терминов из специальной сферы в общеупотребительный язык, оно связано с неизбежной популяризацией научного знания в современном обществе. С одной стороны, данный процесс приводит к неизбежной «профанации» научного знания, а непосредственно для терминов – к утрате их специального содержания и эмоциональной нейтральности, с другой, без такой популяризации наука не выполняла бы своей главной социальной функции, и создаваемые ею смыслы оставались бы бесполезными с точки зрения потребностей общества.


1. Гадамер Г.-Г. Актуальность прекрасного / Пер. с нем. – М.: Искусство, 1991. – 367 с. – (Серия «История эстетики в памятниках и документах»).
2. Даниленко В. П. Русская терминология: Опыт лингвистического описания. – М., 1977.
3. Лотте Д. С. Основы построения научно-технической терминологии. – М., 1971.
4. Максимов В. И. Одеков Р. В. Учебный словарь-справочник русских грамматических терминов (с английскими эквивалентами). – М., 1998.
5. Неологизмы, которые вы терпеть не можете! Доступ: http://www.echo.msk.ru/doc/151.html
6. Новейший философский словарь / Под редакцией Грицанова А. А. – © 2003, Издательство «Книжный Дом». – © 2001-2008, Яндекс, доступ: http://slovari.yandex.ru.
7. Розенталь Д. Э., Теленкова М. А. Словарь-справочник лингвистических терминов: Пособие для учителя. 2-е изд., испр. и доп. – М., 1985.
8. Российский гуманитарный энциклопедический словарь / Главный редактор – Клубков П.А., руководитель проекта – Богданов С.И. – © 2002 Гуманитарный издательский центр ВЛАДОС. – © 2001-2008 Яндекс, доступ: http://slovari.yandex.ru
9. Русский орфографический словарь Российской академии наук. Отв. ред. В. В. Лопатин. Электронная версия, «ГРАМОТА.РУ», 2001–2002. Доступ: http://slovari.gramota.ru
10. Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля / Даль В. И., издание 1863-66 г.г. – © 2001 Russ Portal Company Ltd. – © 2001-2008 Яндекс, доступ: http://slovari.yandex.ru
11. Толковый словарь русского языка / Под ред. Ушакова Д. Н., издание 1935-40 г.г. – © 2007 Яндекс (электронная версия). – © 2001-2008 Яндекс, доступ: http://slovari.yandex.ru
12. Энциклопедия социологии / Под редакцией Грицанова А. А. – © 2003 Издательство «Книжный Дом» – © 2001-2008 Яндекс, доступ: http://slovari.yandex.ru
13. Яндекс-словари, Интернет-ресурс. «Яндекс», 2001 – 2008, «ABBYY Software House», «ABBYY Lingvo», 1989 – 2008, доступ: http://lingvo.yandex.ru

 


Поделитесь в социальных сетях и блогах: