Статья в сборнике. VII Международный научно-практический форум «Инновационное развитие российской экономики». Гуманитарные знания в современном мире. Материалы конференции // Московский государственный университет экономики, статистики и информатики – М., 2014. – С. 77-80.

Понятие института, будучи введённым в социологию ещё в позапрошлом веке, за последние более чем сто лет развития социологической науки обросло огромным количеством новых смыслов. Однако, никуда не делся и его исходный смысл, обозначенный Т. Вебленом [2]: институт рассматривается как совокупность сложившихся норм, которые служат для регулирования какой-либо деятельности или, шире, стороны общественной жизни. Большинство авторов связывает генезис и функции любого социального института с социальными потребностями. По другим источникам, социальный институт характеризуется устойчивостью представляемых им способов поведения [3], а также охватывает большие массы людей, поведением которых управляют, помимо норм, социальные роли [4]. В рамках данной статьи этими определениями можно и ограничиться.

Не менее сложным с точки зрения количества возможных дефиниций оказывается и другое ключевое для данной работы понятие – Интернет. Здесь мы должны согласиться с И. Курбалийей [5], который, размышляя об Интернете как об объекте управления, ведёт речь с одной стороны, о стремительно расширяющейся конвергенции средств телекоммуникации, и с другой – о феномене информационного общества. Оба описываемых явления взаимообусловлены, оба стимулируют развитие друг друга, однако, в контексте нашей работы нас более интересует вторая, социальная сторона. На наш взгляд, Интернет с этой точки зрения представляет собой метасоциум [7], несущий на себе все традиционные признаки социума, но в специфическом «сетевом» преломлении. Иными словами, речь идёт о глобальной информационной среде, в которой развёртываются глобальные же социальные коммуникации, образующие в своей совокупности «ткань» информационного общества.

Практически любой социальный институт в этой глобальной среде представлен или так или иначе отражён. Прежде всего, потому, что функционирование любого института немыслимо без передачи и распространения информации, а этот процесс всё более перемещается в Интернет. Это характерно даже для такой группы институтов, как семья и брак, регулирующих, в основном, частную жизнь. Но и этот институт предполагает некую потребность в информационном обмене, в том числе публичном, и представленные в Интернете, например, многочисленные и быстро развивающиеся брачные сервисы, форумы семейной тематики и онлайн-консультации юристов по проблемам семейного права весьма активно отвечают на данную потребность. Ещё в большей мере это свойственно институтам более открытых типов, например, политическим, экономическим или культурным, поскольку они имеют дело прежде всего с социальным бытием человека. В Интернете зачастую развёртывается сама социальная деятельность, как таковая – в форме дискурса, и далеко не только публичного. А социальный институт выступает, как было отмечено выше, средством её регулирования.

Есть и другой важный фактор, обуславливающий активизацию функционирования социальных институтов в глобальном цифровом метасоциуме. Нормы стремятся к формализации, так было всегда. Людям свойственно превращать хорошие или целесообразные поступки в эталоны поведения, выводить из них нормы, фиксировать последние в виде установлений, моральных и правовых, и делать эти установления достоянием как можно более широкой гласности. Средства массовой информации использовались для этих целей с самого начала своего существования. Однако, с точки зрения распространения массовой информации, возможности самых крупных СМИ незначительны в сравнении с потенциалом Интернета.

До недавнего времени Интернет подпадал под действие некоей общей закономерности, присущей информационным каналам; речь идёт о меньшем авторитете, кредите доверия, которым всегда наделяется новый информационный канал по сравнению с ранее существовавшими. Но данный разрыв имеет тенденцию сокращаться с течением времени, в этом смысле время всегда работает на новые информационные каналы. Так произошло и с Интернетом: сегодня, несмотря на очень разное качество информации в онлайн-источниках, доверие к ним в целом не уступает доверию к более традиционным носителям общественно значимой информации.

Вместе с тем, в глобальной информационной среде присутствуют не только прежде существовавшие институты. Отдельного исследования требует, по нашему мнению, новый социальный институт, не просто представленный в метасоциуме Интернета, но существующий и функционирующий исключительно внутри него. Можно было бы обозначить этот институт названием социальные сети, но это будет не совсем точно. Социальные сети, в узком смысле этого термина, представляют собой только одну из разновидностей явления, самую молодую и объединившую в себе многие признаки более ранних; другие – это форумы и блог-сервисы. Всё это в совокупности может быть названо социальными интернет-коммуникациями. В широком смысле, можно назвать это и социальными сетями – однако, с учётом только что сделанной оговорки, включая сюда и форумы и блоги.

Внешней стороной этого института и его технологической базой выступают интернет-ресурсы, предназначенные для организации структурированной социальной коммуникации всех уровней, от межличностной до массовой, и имеющие для этого необходимый инструментарий. Такого рода ресурсы построены на принципе, известном как Веб 2.0 [1], согласно которому богатство ресурса (во всех смыслах) напрямую зависит от количества посещающих его людей и предлагаемого ими контента.

В социальном плане речь идёт о сетевых структурах, являющих собою достаточно устойчивое коммуникативное пространство (а устойчивость была названа нами выше в качестве значимого признака социального института).  «Тканью», из которого такое пространство состоит, выступает текст, что полностью сообразуется и с этимологией слова текст; некогда оно буквально ткань и означало.  Важной особенностью такого рода текста является ранее описанный нами феномен встречного авторства [7], когда в создании текста и наполнении его новыми смыслами в качестве соавторов участвует практически неограниченное количество носителей разных, порой взаимоисключающих точек зрения.

В основе социальных сетей, как и любого социального института, лежат общественные потребности. В нашем случае они располагаются, в основном, на трёх верхних ярусах из пяти в классической пирамиде Маслоу: это потребности связанные с принадлежностью к группе, в уважении и одобрении и в самоактуализации.

Упомянутые потребности удовлетворяются институтом социальных сетей при помощи комплекса сложившихся процедур: регистрации, авторизации, формирования круга общения, а также представления собственного авторского контента другим участникам и так далее. Создаваемая пользователем социальной сети учётная запись превращается в часть социального облика как самого индивида, так и группы, таким образом индивид обеспечивает свою причастность к данному институту, а также формирует собственную роль.

Вся данная активность регулируется при помощи внутренних норм, которые тоже обладают уже признаками устойчивости. Можно выделить, как минимум, три уровня этих норм: общие правовые и этические (разумеется, берущие начало вне пределов данного института); нормы поведения в Интернете, так называемый нетикет; и собственно правила данного конкретного сообщества.

Однако, любой социальный институт существует не ради себя самого, его функционирование не может не оставлять след во «внешних» по отношению к нему областях общественной жизни. Такой след отчётливо просматривается и вокруг описываемого института социальной интернет-коммуникации. Если говорить о соседних с ним структурах интернет-среды, глобального информационного метасоциума, такое влияние более чем очевидно. Например, сегодня на сайте любой уважающей себя организации есть ссылки на представительства этой организации в социальных сетях, а на сайте любого серьёзного СМИ предоставлена возможность передачи публикуемых материалов в социальные сети и комментирования их там. Не менее ощутимым становится и влияние социальных сетей на другие стороны социального бытия, не имеющие подчас отношения к Интернету, новый сетевой социальный институт всё более активно вмешивается в экономический, политический, образовательный и другие традиционные дискурсы.

Список литературы

1.     Tim O'Reilly. What Is Web 2.0. Design Patterns and Business Models for the Next Generation of Software. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://oreilly.com/web2/archive/what-is-web-20.html

2.     Веблен Т. Теория праздного класса / Пер. с англ., вступ. ст. С. Г. Сорокиной; Общ. ред. В. В. Мотылева. М.: Прогресс, 1984. – 367 с.

3.     Гидденс Э. Социология. Глоссарий: основные понятия и важнейшие термины. М.: Эдиториал УРСС, 1999. – 704 с.

4.     Джери Д., Джери Дж. Большой толковый социологический словарь, М.: Вече АСТ, – 2001 г.

5.     Курбалийя Й. Управление интернетом / Й. Курбалийя; Координационный центр национального домена сети Интернет. – М., 2010. – 208 с.

6.     Новикова С. С. Социология: история, основы, институционализация в России. – М.: Московский психолого-социальный институт; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2000. – 464 с. 

7.     Омелин М. В. Модератор в метасоциуме Интернета. К проблеме компетенций для не существующей пока профессии // Актуальные проблемы современного образования: опыт и инновации. Материалы VI Международной научно-практической конференции / Под общей ред. к.п.н., доц. А. А. Огаркова – Вологда: ВРО ОДОО «МАН «Интеллект будущего», 2012. – С. 180-185.

 


Поделитесь в социальных сетях и блогах: