Статья в сборнике.
Состояние, тенденции и перспективы развития современного образования : материалы VIII Российской межрегиональной научно-практической конференции, посвящённой 15-летию создания Вологодского регионального отделения Общероссийской общественной организации «Малая академия наук «Интеллект будущего» и 10-летию открытия Вологодского филиала Международной Академии бизнеса и новых технологий (декабрь, 2013 г.) / Общерос. Дет. обществ. орг-ция «Обществ. Малая акад. наук «Интеллект будущего», Вологод. регион. отд-ние, НОУ ВПО «Междунар. акад. бизнеса и новых технологий»; под общ. ред. А. А. Огаркова, Л. С. Усова. – Вологда : Интеллект будущего, 2014. – С. 63-70.

Предмет настоящей статьи мы ограничили плагиатом научных, учебно-научных и учебных текстов. Это вовсе не означает, что плагиат в других областях есть менее деструктивное явление. Многое из того, о чём пойдёт речь в статье, характерно для плагиата в любой сфере. Однако, тенденции, сложившиеся сегодня внутри социальных институтов науки и образования, ответственных за производство и воспроизводство знания, именно знания как ключевого ресурса развития информационного общества, представляют, по нашему убеждению, серьёзную угрозу системного и глобального характера.

Плагиат как феномен теснейшим образом связан с проблематикой и понятием авторства. В свою очередь, последнее представляет собой явление, изучаемое с очень разных сторон, междисциплинарный объект исследования. Так, с точки зрения юриспруденции авторство произведения означает создание его своим трудом и, вследствие этого, обладание исключительным правом на его использование [4]. Экономический подход рассматривает авторство как отношение собственности и отвечает на вопрос, кто и как может извлекать из авторства ту или иную выгоду. С позиции социологии автор является субъектом некоего социального действия, трактуемого, в свою очередь, семиотикой как дискурс – феномен, с одной стороны, социокультурный, с другой, семиотический, и исходя из этой двойственности определённый нами ранее как «социальное действие, средством которого выступает высказывание как текст, а способом осуществления – тоже высказывание, но в другом смысле – как говорение, как действие» [8, с. 107].

Поскольку текст может выступать как средство совершения действия, авторство текста может означать некие преимущества в доступе к результатам этого действия, в возможности ими распоряжаться. А поскольку это собственность, её можно передать или присвоить. Попытка присвоить авторство и мотивируется стремлением получить те или иные из упомянутых преимуществ. Таковы основные предпосылки существования обсуждаемого в данной статье социокультурного феномена.

Термин, обозначающий этот феномен, довольно многозначен. Под плагиатом может пониматься присвоение и авторских прав [9], и, более широко, плодов чужого творчества [5], осуществляемое в форме попытки выдать написанное другим автором за результат собственного творчества [6]. Наиболее адекватной с точки зрения задач настоящей работы нам представляется дефиниция, определяющая плагиат как умышленное присвоение авторства чужого произведения или использование в своих трудах чужого произведения без ссылки на автора [3, с. 836], поскольку она охватывает не только те проявления плагиата, которые признаются таковыми юридически и являются наказуемыми по закону, но и «неподсудные» деяния аналогичного свойства, наносящие, тем не менее, обществу мало с чем соизмеримый ущерб.

Все проявления плагиата в учебных, учебно-научных и научных работах можно разделить на три группы (таблица 1).  Различаются данные группы по тому, как именно осуществляется присвоение чужого авторства.

Таблица 1.

Классификация плагиата в науке и образовании по характеру осуществления

Вид плагиата

В науке

В образовании

1.     

Списанное с чужих аналогичных работ.

+

+

2.     

Заказанное у третьих лиц или организаций.

+

+

3.     

Загруженное с интернет-ресурсов, находящихся в свободном доступе.

 

+

 

Списанное (1) – самый традиционный вид плагиата в науке и образовании. Это может быть студенческая контрольная или реферат, а может – фрагмент чужой монографии или докторской диссертации. Заказанное (2) представляет собой тоже довольно традиционный вид плагиата. Известная сатирическая пьеса С. Михалкова «Пена» [7], рассказывающая о подготовке фальшивых докторов наук и о разоблачении как самих псевдоучёных, так и оказывающих им данные услуги аферистов, была опубликована ещё в 1977 году. Однако, сегодня подобная деятельность – написание диссертаций на заказ – уже даже не воспринимается как криминальная, её широкому распространению во всём мире и, что важно, снижению уровня девиантности, который присваивает этой деятельности общественное мнение, общество обязано революции в области информационно-коммуникационных технологий. Загруженное (скачанное) с интернет-ресурсов, (3), то есть использование работ, свободно или на коммерческой основе распространяемых через соответствующие сайты, мы выделяем в особую группу, поскольку такие материалы до их использования в целях плагиата были добровольно размещены авторами или другими обладателями в Интернете. В отличие от группы (1), в данном случае речь может и не идти о нарушении авторского права – в тех случаях, когда тот, кто разместил работу, является и её автором. Данный вид плагиата возник и получил широкое распространение исключительно благодаря Интернету, то есть это единственный вид, напрямую зависящий от развития ИКТ.

В процессе создания плагиата участвуют вольно или невольно две стороны – подлинный автор и тот, кто присваивает его авторство. Не беря в расчёт тех, кто участвует невольно (например, тех, чьи произведения используют таким образом без ведома авторов), сознательных участников процесса можно разделить по характеру их вклада в дело распространения практики плагиата на три группы:

1)    те, кто присваивает авторство чужих произведений без ведома авторов;

2)    те, кто заказывает или иным способом приобретает чужие произведения с целью выдать их за свои;

3)    те, кто (как правило, на коммерческой основе) создаёт произведения, специально предназначенные для плагиата.

Отметим три важных обстоятельства. Во-первых, между группами (2) и (3) существуют взаимоотношения рыночного характера, на рынке этих сомнительных, хотя и легально предоставляемых услуг две указанные группы представляют собой, соответственно, потребителей и производителей. Во-вторых, деструктивная деятельность всех трёх групп осуществляется, в основном, «на территории» двух тесно связанных между собой социальных институтов: науки и образования. В-третьих, широкое распространение исследуемой здесь практики порождает некий социальный феномен – специалиста с фальшивым образованием. Причём, слово фальшивый используется здесь не как оценочная категория, а в качестве составляющей термина, точно так же, как это и однокоренные ему слова – фальшивомонетничество, фальсификат, фальшивые (банкноты) – применяются в юридических и экономических текстах [1; 2; 4].

Аналогия представляется нам уместной, а использование термина – корректным по следующим причинам. Фальшивые документы и деньги предназначены для имитации настоящих, реально не обладая необходимым набором признаков, присущих подлинным объектам. Точно так же и фальшивое образование: его обладатель не имеет признаков подлинного специалиста – необходимых компетенций в той профессиональной области, к которой относится его диплом. Компетенции же отсутствуют потому, что некое критическое количество учебных и учебно-научных работ, предназначенных как раз для формирования знаний, умений и навыков, выполнили за такого специалиста другие люди, и, следовательно, ничего из перечисленного он не получил. Вместе с тем, как фальшивые банкноты далеко не всегда можно идентифицировать (иначе бы они вообще не имели хождения), фальшивое образование вполне может быть подкреплено совершенно подлинным документом, дипломом.

Такое явление, как фальшивое образование, и такая довольно значительная по численности социальная группа, как его носители, вписаны в некий замкнутый круг причинно-следственных связей, порождающих целый комплекс разрушительных для общества тенденций, нарастающих по мере по мере своего существования. Эту закономерность можно описать в виде следующей схемы (рис. 1).

 

Рис. 1. Последствия толерантности к плагиату.

Взаимообусловленность обозначенных на схеме тенденций состоит в следующем. Подготовка специалистов с фальшивым образованием неизбежно приводит к снижению уровня профессионализма во всех областях деятельности (тенденция 1), что, в свою очередь, выступает основной причиной снижения качества научного продукта и падению эффективности института науки в целом (тенденция 2). В самом деле, какова может быть научная ценность труда, созданного псевдоучёным? Вопрос представляется риторическим. Но у проблемы есть ещё один аспект, социально-коммуникативный: снижение репутации конкретного автора снижает и репутацию (авторитет) научного сообщества, а это, в свою очередь, не может не наносить ущерба престижу института науки и авторитету научного знания, как такового.

Вместе с тем, наука лишь производит знание, а за воспроизводство его отвечает образование; какое знание будет произведено институтом науки, такое останется воспроизводить и институту образования. Однако, плагиат разрушает образование (тенденция 3) не только опосредованно, через институт науки, но и непосредственно, как уже говорилось выше, подменяя подлинное образование – фальшивым. Последствия оказываются печальными не только для самого института образования, но и для потребляющей его продукт экономики. Снижение качества образования означает медленное, но неотвратимое снижение конкурентоспособности его носителей на рынке труда, что с необходимостью приводит к низкому спросу на выпускников вуза и, как следствие, к снижению доходов конкретного вуза и доходности системы образования как отрасли экономики.

Данная тенденция должна была бы полностью разрушить систему высшего профессионального образования за одно, максимум, два десятилетия, если бы не следующее важное обстоятельство. Предприятиям-работодателям нужно от работника иногда не столько образование, сколько диплом: функционеры, отвечающие за набор персонала, не очень задумываются над тем, что стоит за дипломом, им важней не это, а «опыт работы». Переориентировать работодателей довольно трудно, но и всерьёз рассчитывать на то, что данный фактор способен существенно и надолго помешать плагиату разрушать систему образования, по меньшей мере, наивно.

Следующая из рассматриваемых тенденций носит социально-коммуникативный характер, она связана с общественной значимостью образования и престижем образованности (тенденция 4). Благодаря плагиату, научное знание лишается уважения в обществе. Ещё в большей степени это касается образования: на выпускника вуза уже начинают смотреть, как на человека, исхитрившегося всё необходимое скачать или заказать и сдать, при этом не попасться и получить вожделенный документ. То есть, в обладателе диплома уже потенциально видится носитель фальшивого образования, и данный стереотип работает ну никак не на престижность обладания знаниями.

Другим, более отдалённым и потому, казалось бы, менее заметным, но на самом деле исключительно значимым следствием подготовки специалистов с фальшивым образованием и падения профессионализма в экономике оказывается трансляция и воспроизводство соответствующей «нормы» культуры (тенденция 5). Диплом об образовании рассматривается как предмет купли-продажи, а статус «образованного» может иметь тот, у кого есть деньги, пользоваться же чужими материалами, выдавая их за свои, присваивая их авторство – это правильно, все вокруг так делают, считаются при этом «образованными» людьми и вполне преуспевают в жизни.

Ещё один важный фактор заслуживает отдельного упоминания. Это причина распространения плагиата, лежащая за пределами социальных институтов образования и науки – легальность бизнеса по изготовлению фальшивых учебных, учебно-научных и научных работ, от контрольной до диссертации, специально предназначенных для целей плагиата. Спрос здесь идёт в ногу с предложением.

Сложность оценки масштаба угрозы, масштаба социокультурного вызова, обсуждаемого в данной статье, состоит в том, что не выявленный плагиат учесть практически невозможно. Тем не менее, такая оценка представляется жизненно необходимой. Как уже было отмечено, воспроизводство фальшивого образования и порождённые этим тенденции в своём взаимодействии носят циклический характер. Это означает, что и сама подготовка липовых специалистов подпитывается теми тенденциями, которые порождает, а главное, весь процесс имеет свойство нарастать в прогрессии, подобно снежному кому. И есть ещё одна парадоксальная закономерность: чем выше интеллектуальная насыщенность экономики, её наукоёмкость, чем более совершенные технологии в ней используются, то есть чем больше требуется образованных специалистов и чем выше оплачивается их труд, тем стремительней нарастает описанный нами деструктивный процесс, тем ближе к краху оказываются и образование, и наука – если ничего не предпринимать в плане противодействия описанному комплексу тенденций.

На столь сложный, многоплановый и масштабный вызов необходим ответ, как минимум, сопоставимый по своему потенциалу. Прежде всего, он должен носить комплексный характер: от законодательного ограничения деятельности предприятий, создающих тексты для целей плагиата, и вообще ужесточения ответственности за плагиат в научных трудах – до изменения позиции преподавателей. Начинать имеет смысл даже не с уровня вуза, а со школьной скамьи. Трудно представить себе фальшивого доктора наук, который все предыдущие работы, ещё со школы, делал самостоятельно, и только докторскую диссертацию за него писали другие.

Может ли быть эффективной последовательная позиция преподавателя по отношению к плагиату? Практика показывает, что да, может. Приведём здесь динамику (рис. 2), зафиксированную нами с 2009 по 2013 год[1].

Рис. 2. Сравнительная доля работ с признаками плагиата, сданных студентами курса по дисциплине «Русский язык и культура речи» в 2008/2009 (297 работ) и 2012/2013 учебном году (400 работ). 

Тёмные секторы обеих диаграмм отражают долю сданных студентами рефератов, содержащих те или иные признаки плагиата (полностью или частично загружены из Интернета, списаны или заказаны). Светлые секторы обозначают работы, в которых признаков плагиата даже при тщательном контроле со стороны преподавателя выявлено не было. Обе диаграммы касаются ситуации на первом курсе, студенты двух потоков не знают друг друга (первые уже закончили академию, когда вторые поступили). Тем не менее, норма отношения к несамостоятельным работам воспроизводится в вузе и последовательно транслируется на каждый новый поток студентов. С учётом того, что сайтов с соответствующим контентом в 2013 стало больше, чем было в 2009, а предприятия по изготовлению работ, предназначенных для целей плагиата, существенно активизировали свою деятельность, представленный результат весьма показателен и не нуждается в особых комментариях.

  

Список литературы

1.     Банки.ру. Информационный портал: банки, вклады, кредиты, ипотека, рейтинги банков России // Словарь банковских терминов [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.banki.ru/wikibank/falshivyie_banknotyi/

2.     Большая советская энциклопедия. 2–е изд. Т. 27. – М.: Советская энциклопедия, 1954.

3.     Большой толковый словарь русского языка. / Сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. – СПб.: «Норинт», 2000. – 1536 с.

4.     Додонов В. Н., Ермаков В. Д., Крылова М. Большой юридический словарь. – М.: «Инфра-М», 2001. – 790 с.

5.     Литературная энциклопедия: В 11 т.: Т. 8. – М.: ОГИЗ РСФСР, гос. словарно-энцикл. изд-во "Сов. Энцикл.", 1934. – 736 стб.: ил.

6.     Мильчин А. Э. Издательский словарь-справочник: – 3-е изд., испр. и доп. – М.: ОЛМА-Пресс, 2006. – 558 с.

7.     Михалков С. В. Пена. Комедия нравов. Театр для детей. – М.: «Искусство», 1977.

8.     Омелин М. В. Дискурс в региональном интернет-социуме // Экономика региона: реальность и перспективы [Текст]: Материалы IV региональной научно-практической конференции, г. Вологда, 03 февраля 2012. / Филиал ФГБОУ ВПО «СПбГИЭУ» в г. Вологде, ИСЭРТ РАН. - Выпуск 4 -  Вологда: Филиал ФГБОУ ВПО «СПбГИЭУ» в г. Вологде, ИСЭРТ РАН. – 2012. – С. 107-111.

9.     Российский гуманитарный энциклопедический словарь: В 3 т.: Т. 3. – М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС: Филол. фак. С.-Петерб. гос. ун-та, 2002. – 704 с.: ил.

 



[1] Здесь представлены данные об учебных письменных работах студентов экономических специальностей заочной формы обучения Вологодского филиала Академии МУБиНТ.

 

 


Поделитесь в социальных сетях и блогах: