Статья в сборнике
Экономика региона: реальность и перспективы [Текст]: Материалы IV региональной научно-практической конференции, г. Вологда, 03 февраля 2012. / Филиал ФГБОУ ВПО «СПбГИЭУ» в г. Вологде, ИСЭРТ РАН. - Выпуск 4 -  Вологда: Филиал ФГБОУ ВПО «СПбГИЭУ» в г. Вологде, ИСЭРТ РАН. - 2012. - С. 107-111.

Современный человек, как никогда ранее в истории цивилизации, сопричастен публичному дискурсу. То, что раньше считалось социальной привилегией и к чему обычному гражданину было довольно трудно получить доступ, сегодня благодаря развитию коммуникационных технологий, прежде всего, Интернета, стало доступно практически любому.  Речь идёт о таком великом благе, как возможность со своим мнением, убеждениями, чаяниями, целями и устремлениями, быть услышанным широкой аудиторией. В условиях Интернета – бесконечно широкой.

Разберёмся с ключевым понятием. Слово дискурс в силу его многозначности очень трудно использовать в качестве термина. Так, П. Серио, основоположник дисциплины анализ дискурса, приводит восемь совершенно разных определений данного понятия; в контексте настоящей статьи актуальны – два из них. Прежде всего, дискурс рассматривается, как воздействие высказывания на его получателя, «внесение» текста в ситуацию, в которой он транслируется, состоящую, как минимум, из субъекта высказывания, адресата, времени и места [3]. Иными словами, дискурс представляет собой речь, взятую во взаимодействии с экстралингвистическими факторами, в социальном контексте. Во-вторых, нормой для дискурса является также его ограничение тематикой, или хотя бы сферой, и особенностями, характерными для дискурса каждого тематического типа [3]; именно данный аспект понятия представляется нам весьма значимым для нашего исследования. Рискнём предложить здесь собственное определение дискурса. Это социальное действие, средством которого выступает высказывание как текст, а способом осуществления – тоже высказывание, но в другом смысле – как говорение, как действие. Имеет смысл говорить о целенаправленном характере дискурса: когда мы что-то говорим, мы тем самым что-то делаем. В таком дискурсе, сознательно нацеленном на достижение тех или иных социальных изменений (на любом уровне, от узкогруппового до глобального), исключительно значимой характеристикой выступает его коммуникативный характер.

Данная характеристика основывается на определении другого фундаментального понятия – социальной коммуникации (далее просто коммуникация; само это понятие оказывается ещё более широким и многоплановым, оно включает ещё и инженерную коммуникацию, но мы здесь выносим последнюю за скобки). Коммуникация, по меткому выражению Г. Г. Почепцова, предполагает обязательный «переход от говорения Одного к действиям Другого» [5, с. 14]. Иными словами, коммуникация возникает там и тогда, где и когда появляется причинно-следственная связь между высказыванием одного человека и действиями другого или других. Коммуникативный характер дискурса выходит на передний план, когда говорение обретает цель добиться от слушающего каких-либо действий.

Коль скоро мы трактуем дискурс, как некий социальный феномен, то средой, в которой он функционирует, выступает социум, традиционно понимаемый [1], как многочисленная устойчивая общность людей, отмеченная единством:

  • места проживания;
  • условий жизнедеятельности;
  • культуры.

В этих трёх единствах изначально заложен некий парадокс. С одной стороны, они объединяют людей (в том числе и на уровне общих ценностей), побуждают их к формулированию общих целей и к совместным действиям, направленным на благо всего социума, на умножение его ресурсов, общее повышение качества жизни и развитие культуры. С другой стороны, они, напротив, создают поводы для пересечения интересов. Единство места оборачивается возникающей рано или поздно теснотой границ и, как следствие, его нехваткой; единство условий – ограниченностью ресурсов и конфликтами при распределении благ; наконец, единство культуры – борьбой за доминирование в ней смыслов, ценностей, эталонов и норм, благоприятных для одних и в ущерб другим (в том числе, в конфликтах первых двух категорий). И та, и другая сторона в конечном итоге инициируют одну и ту же тенденцию – к активизации коммуникативных процессов, к возрастанию роли коммуникации, к повышению значимости необходимых для этого компетенций.

И здесь мы возвращаемся к исходному тезису данной работы. Важным ресурсом для члена социума оказывается доступ к массовому распространению информации, не только для самореализации, но и для актуализации коммуникативной составляющей дискурса, то есть, для достижения с его помощью благоприятных для себя изменений в пределах социума. Речь идёт, ни мало, ни много, о совершенно новом понимании и новой значимости извечной человеческой потребности – высказаться и быть услышанным. Потребности, в сегодняшнем её виде культивированной Интернетом и реализуемой почти исключительно в его виртуальном пространстве. Именно данное обстоятельство, а вовсе не широкое распространение Интернета, как таковое, обуславливает следующую ситуацию: традиционные СМИ со своими возможностями, даже обновлённые и вооружённые современными технологиями, неуклонно отходят на второй план в распространении массовой информации, а Интернет, напротив, являет собой всё более важную составляющую информационного пространства социума.

Здесь следует сказать об одной важной особенности текста Интернета, отличающей его от остальных, «традиционных» носителей письменного текста, которые так или иначе предполагают обратную связь, диалог участников. Назовём данный феномен встречным авторством. Если рассматривать тему (ветку, обсуждение) в блоге, на форуме или в социальной сети, как целостное произведение (что вполне справедливо), авторство такого текста принадлежит не только тому, кто открыл тему, написал стартовое сообщение, но и всем, кто в ней пишет, отвечает, комментирует и дискутирует. Таким образом, соавторами оказываются носители не просто разных, но зачастую и взаимоисключающих точек зрения, а обратная связь, дискуссия по предмету темы – возникает ещё до завершения процесса написания текста. То есть, повод к диалогу и сам диалог существуют развиваются в интернет-пространстве не последовательно, как это испокон веков принято для письменного дискурса, а параллельно. Что и создаёт оптимальные условия для быстрого превращения любого читателя если не в писателя или публициста, то, как минимум, в корреспондента, шире – в активного участника публичного диалога, развёртываемого во множестве самых разнообразных форм: от дискуссии до плебисцита.

В Интернет перемещается, в нём развивается и транслируется сегодня основная сюжетная линия социального действа. В качестве примера можно привести проект «Команда губернатора: Ваш выбор», осуществляемый на сайте губернатора Вологодской области О. А. Кувшинникова непосредственно во время написания нами данной статьи. Недавно назначенный губернатор предпринял попытку сформировать команду с учётом волеизъявления региональных пользователей Интернета (посредством голосования на сайте). На четвёртый день реализации проекта счёт принявшим участие в голосовании шёл уже на десятки тысяч, а само событие активно обсуждалось в блогах и социальных сетях. Организацию обратной связи такого рода, таких масштабов и в такие сроки вне Интернета – невозможно себе представить.

Мы не случайно использовали пример, содержанием которого является событие региональной локализации. Это и повод вспомнить о другой важной тенденции современного Интернета – о регионализации. За 11 лет, прошедших с начала века, русский сектор глобальной сети количественно вырос в десятки раз, число пользователей Интернета в России в 2011 году составило 53% её населения [4], по другим данным, ежегодный прирост Рунета сейчас почти вдвое превышает прогнозы и приближается к 7%, и преимущественно – за счёт регионов [2]. Это означает, что аудитория Интернета в нашей стране сегодня крайне разнообразна по своему демографическому составу и рассредоточена по градам и весям. Такова оборотная сторона информационной глобализации: даже если в качестве информационного ресурса человеку доступна вся планета, он всё равно интересуется реальными событиями своего социума в несоизмеримо большей степени, нежели проблематикой других континентов и культур.

Регионализация Интернета стимулирует и регионализацию коммуникативной составляющей дискурса на его виртуальных просторах, создаёт для этого необходимые условия. Человеку, который, по тем или иным основаниям, предпринимает попытки быть услышанным, нередко оказывается куда важней докричаться и достучаться через глобальную сеть отнюдь не до жителей другого материка, а до собственных соседей. Потому что реальный социум, в котором протекает и от которого зависит его жизнедеятельность, с появление Интернета не переместился, не исчез и не утратил своего значения. И на этот реальный социум, не переставший окружать своего члена и с прежней настойчивостью диктовать ему свои условия, можно повлиять, используя возможности, масштабы и авторитет Интернета. Получается, что региональный субъект дискурса направляет через глобальное информационное пространство своё сообщение – региональному же адресату для решения задач, также имеющих региональное значение. Само же информационное пространство настолько гибко, что давно подстроилось под эту потребность: титульная тематика едва ли не большинства ресурсов, как корпоративных, так и индивидуальных, имеет либо выраженную региональную составляющую, либо и вовсе региональный характер. Это относится и к сайтам предприятий, и к сообществам в социальных сетях и блог-сервисах, и к форумам.

Выше мы привели пример дискурса политической направленности, один из многих возможных. Можно выделить три группы субъектов политического дискурса, условно назовём их: власть, партии и общественность. И каждая из групп позиционирует свои сообщения в информационном пространстве регионального Интернета, добиваясь каких-либо действий от двух других. Предметом такого дискурса выступает, как правило, актуальная общественная проблематика.

Ещё одним существенным по тематике широко представленным типом интернет-дискурса является экономический. В этой области с определением субъектов – и проще, и сложней. Проще, потому что их, по большому счёту, всего два: продавцы и покупатели (или производители и потребители). А сложней, потому что субъекты могут в разных ситуациях часто менять роли на противоположные. Что до предмета дискурса, он здесь сводится, прежде всего, к предложению товаров и услуг, и в меньшей степени – к конкуренции, спросу и поиску партнёров.

Имеют место в региональном интернет-социуме и другие тематические типы дискурса: образовательный, научный, религиозный, рекреативный… Каждый из них мог бы быть предметом отдельного исследования. И каждый несёт в себе коммуникативную составляющую. Всё это постепенно вытесняет бесцельный интернет-сёрфинг. Эпоха тотального общения ради общения в Интернете близится к своему завершению.

И грядёт эпоха интернет-коммуникации.

 

Литература

1.     Голованов О. Краткий словарь по социологии, Кыштым, 2001 г. Режим доступа: http://voluntary.ru/dictionary/578/word/Социум

2.     Интернет в регионах РФ растёт численно и качественно / RUМетрика. Цифры в Интернете. Режим доступа: http://rumetrika.rambler.ru/review/2/4808

3.     Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. Пер. с фр. и португ. / Общ. ред. и вступ. ст. П. Серио; предисл. Ю. С. Степанова. – М.: ОАО ИГ «Прогресс», 1999. – 416 с.

4.     Подсчитано число интернет-пользователей России / ЕвроСМИ. Информационно-аналитическая газета. Режим доступа: http://www.eurosmi.ru/podschitano_chislo_internet_polzovateleiy_rossii.html

5.     Почепцов Г. Г. Теория коммуникации. М.: «Рефл-бук», К.: «Ваклер». – 2001. – 656 с.

 

 


Поделитесь в социальных сетях и блогах: