Статья в сборнике
Проблемы конфликта в массовой коммуникации: Мат-лы междунар. конф. 26-28 октября 2004 г. / Редкол.: Ю. Э. Михеев (отв. ред.), О. Е. Чернышова, А. М. Шестерина; М-во образования и науки Рос. Федерации, Тамб. гос. ун-т им. Г. Р. Державина. Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г. Р. Державина, 2004. – С. 27-30.

Медиа - особенный бизнес: его предмет способен быть самостоятельным и весьма значимым общественным фактором. Именно данное свойство информации, «упакованной» в продукт медиа, в газетную публикацию, радиорепортаж или телепрограмму, определяет предмет данной статьи.

Это свойство лежит в основе метафоры «четвертая власть», часто применяемой к СМИ. Оно превращает медиа в инструмент воздействия на умы, в средство достижения коммуникативных целей. Целей, принципиально отличных от получения прибыли. СМИ здесь выступают не столько как носитель продаваемой информации, и не столько как носитель рекламы, сколько как средство управления теми или иными процессами в общественном сознании путем внедрения идей, образов, концепций, мифов, стандартов жизни и т. д.

Эта возможность СМИ могла бы существовать латентно, не провоцируя на определенные цели учредителей медиа-предприятий, но здесь вступает в действие один весьма специфический фактор сегодняшней российской ситуации: медиабизнес в нашей стране, в отличие от Европы или Америки, не является высокорентабельным. Это обусловлено высоким уровнем бедности - у населения не хватает денег, во-первых, купить столько газет, чтобы обеспечить высокую прибыль владельцам предприятий, и во-вторых, купить в достаточном количестве рекламируемые товары и услуги, стимулируя тем самым высокую отдачу от рекламы. Относительно низкая рентабельность медиабизнеса толкает учредителей СМИ к поиску более стабильных и более существенных источников доходов, т. е. прямо навстречу тем, кто готов платить СМИ за проведение той или иной информационной политики.

Формально по источникам финансирования сегодняшние российские СМИ можно было бы разделить на две группы: государственные и коммерческие. Последние существуют при помощи примерно тех же способов, что и их аналоги во всем мире. Основой их существования являются продажа тиража и продажа рекламных площадей, их деятельность сводится к сбору информации, превращению ее в газетные тексты и продаже в виде тиража, а также взаимодействию с потенциальными рекламодателями с целью превращения их в рекламодателей реальных. Задачи здесь вполне прозрачны - на вложенный рубль получить два.

Государственные СМИ являются наследием советской системы, где они были неотъемлемой составляющей государственного аппарата. Из всех пережитков прошлого этот - устойчивее других, и просуществует еще долго. Причина столь высокой живучести кроется как раз в низкой рентабельности медиабизнеса. Поскольку экономическая система не в состоянии сегодня обеспечить население количеством газет, телеканалов и радиостанций, которое удовлетворяло бы в полной мере спрос на информацию, государство вынуждено брать эту функцию на себя и расходовать деньги налогоплательщиков в числе прочего на удовлетворение их информационных потребностей, т. е. на финансирование государственных СМИ.

Но сказанное выше отражает ситуацию лишь с формальной точки зрения, потому что в действительности, кроме двух упомянутых видов СМИ, коммерческих и государственных, существует еще третий. Далее мы будем называть эти третьи медиа корпоративными. Источник их финансирования - информационная поддержка реализации корпоративных целей, иными словами, проведение той или иной информационной политики. При этом характер корпоративных целей может быть разным, в том числе, политическим. Важно отметить, что само существование корпоративных СМИ возможно прежде всего в условиях низкой рентабельности медиабизнеса: когда у журналиста и у газеты в целом есть возможность зарабатывать, тиражируя собственные оценки событий и явлений, у них исчезает мотив тиражировать чужие, за деньги.

Элемент корпоративности в указанном смысле может быть присущ как СМИ государственным, так и коммерческим. Для первых он проявляется, как систематическое давление органов власти на СМИ с целью заставить последние освещать события только под выгодным для власти или для ее определенных представителей углом зрения. Действительно, власть осуществляют конкретные чиновники, живые люди. Которым бывает не чуждо и стремление воспользоваться таким мощным инструментом воздействия на умы, как медиа - с целями, не имеющими ничего общего с простым информированием населения: например, это может быть поддержка той или иной кампании, проводимой властями, или даже формирование позитивного имиджа какого-нибудь высокопоставленного чиновника. Это и есть одна из разновидностей явления, получившего название «оргресурса» и являющегося предметом обильных спекуляций во время любой предвыборной кампании.

СМИ, формально являющиеся коммерческими, нередко на практике являются корпоративными с первого момента своего существования. Например, промышленно-финансовая группа (корпорация), имеющая стратегической целью вхождение в региональную элиту, формирование своего лобби в структурах представительной и исполнительной власти, создает свое «независимое» издание или даже покупает телеканал. Разумеется, корпорация не ждет от своих СМИ прибылей, результаты их работы оцениваются совершенно по иным параметрам. По успешности на выборах кандидатов, продвигаемых корпорацией, по устойчивости акцентов, навязываемых общественному мнению. В этом случае собственно журналистская деятельность, содержанием которой является сбор информации и превращение ее в медиатексты, т. е. ответ на информационные запросы аудитории, подменяется пиар-деятельностью по изменению тех или иных оценок в общественном сознании.

Смещение характера задач медиа в сторону корпоративности, наряду с обычными для медиасреды конфликтами (редакций с рекламодателями по поводу цен на рекламу, журналистов с аудиторией по поводу оценок событий, рекламодателей и аудитории по поводу того, что последняя предпочитает покупать качественные товары и услуги, а рекламодатели - продать имеющиеся в наличии и т. д.) порождает ряд специфических. Так, налогоплательщики содержат из своего кармана государственные медиа - для того, чтобы их, налогоплательщиков, объективно информировали. А уж никак не для того, чтобы за их же деньги им внушали, какая хорошая у них власть и как недостойно ведут себя ее оппоненты. Аналогичный обман присутствует и в случае, когда в качестве корпоративных выступают коммерческие СМИ. Покупая такую «независимую» газету, читатель надеется получить из нее объективную информацию, не ангажированную властью, но наталкивается на скрытую ангажированность со стороны корпорации, т. е. на ту же самую необъективность. В итоге - хождение оскорбительного определения «вторая древнейшая» по отношению к профессии журналиста.

Журналисты и редакторы корпоративных СМИ тоже оказываются вовлеченными в специфические конфликты. Предмет конфликтов с учредителями - в возможном несовпадении оценок, выгодных тем, кто платит, с оценками, адекватными с точки зрения интересов общества, т. е. аудитории. Предмет конфликта с аудиторией - уже упомянутая ангажированность оценок, несовместимость объективности с финансовой зависимостью.

Все эти конфликты вызваны появлением на информационном поле такого игрока, как медиакорпорации. Это реальные и потенциальные владельцы корпоративных СМИ, структуры и персоналии, готовые использовать рычаги медиа для изменения общественного сознания в своих интересах и располагающие для этого достаточными финансовыми ресурсами. Шансы на будущее у медиакорпораций обратно пропорциональны прибыльности медиабизнеса в традиционном его понимании.

Обсудить в форуме

 

 


Поделитесь в социальных сетях и блогах: